Smarana I: Revenant Remembrances

::Futiliteit Orchestra:Hengedal:Casa Ukrania:Вирь:System Morgue:Reido::
::Diamatregon:Until Death Overtakes Me:Katapygon:B-Loop:Vnezemie::

Smarana I

Обложка: el sol fúnebre
Компиляция Smarana I приурочена к Празднику Ушедших, который отмечается в промежуточной точке между осенним равноденствием и зимним солнцестоянием. В эту ночь астрономического Самайна, когда отпираются двери между мирами мёртвых и живых, между прошлым и настоящим, мы вспоминаем всех, кто ушёл в иные места и времена. В эту ночь они возвращаются в виде воспоминаний – и не только.

Cat. №: HEL028

Плейлист:

01: Futiliteit Orchestra – November (Intro)
02: Hengedal – Totentanz
03: Casa Ukrania – Maruna
04: Вирь – Псалм 156-2
05: System Morgue – La chair – temple de décomposition
06: Reido – Deathwave
07: Diamatregon – 1973-1989
08: Until Death Overtakes Me – Hurt
09: Katapygon & MC Prorok – Τέμενος Αὐτοσίδορος
10: B-Loop – Enter The Void
11: Vnezemie – Stasis

Futiliteit Orchestra
November (Intro)

Hengedal - Totentanz

Andrew M.: голос
Peter Lx: гитары, сэмплы
Bloop: бас, синтезаторы, сэмплы, голос.
Текст: Хуго Балль "Танец смерти".

Записано осенью 2016. Посвящается 100-летию Дада.

Мы солдаты, а уж потом, удивительным и стыдливым образом, еще и люди
(Эрих Мария Ремарк)

That's how we die, that's how we die,
We die every day.
Because it is so comfy to let go.
Mornings still in sleep and dream,
Noontime already there,
By evening at the bottom of a grave.

Slaughter is our house of joy.
Blood is our only sun.
Death is our sign, our magic word.
We leave both wife and child,
What have they to do with us?
If one relies
on us alone . . .

So we murder, so we kill.
We murder every day
our comrades in a dance of death.
Brother, figure it out with me –
brother, your breast,
brother you must fall and die.

We don't murmur, we don't growl,
We're quiet every day.
Until the joint of the hip-bone turns.
Our camping ground is hard.
Our bread is dry.
Bloody and soiled our dear god.

We thank you, we thank you,
Dear Kaiser, for your grace
in deciding to lie down and die.
Just sleep, sleep soft and still.
Until you waken our poor body,
Now covered by the lawn.
Casa Ukrania
Maruna
Леонид Жданов: музыка, аранжировка
Наталья Гриценко: музыка, голос, слова.
Тихо підкрадеться вечір за вікном.
Спи, моя дитино, забувайся сном.
Як не будеш спати, вийде із землі,
З'їсть упир косматий оченьки твої.

Розчиняє морок шепіт і слова,
Дивиться крізь шибку мертва голова.
Точить свої зубки, дмухає на скло,
Висмоктує з діток радість та тепло.

Доки підступає ніч з усіх сторон,
Пильно берегтиму твій невинний сон.
В день, коли померлі ходять до живих,
Хай моя подоба захистить від них.

Спи, дитинко мила, зникнуть всі жахи,
Як світанок прийде золотить дахи.
Небуття поглине нечисті юрму,
Поверне й матусю в потойбічну тьму.
Вирь
Псалм 156-2
Сергей Милушкин: бас-гитара, клавиши, чаша, сэмплы
System Morgue
La Chair - Temple de Décomposition
Peter LX: все инструменты
La tombe ferme un ciel pour en ouvrir un autre
Sully Prudhomme; Le bonheur (1888)
Reido
Deathwave
Александр Качар: гитара, бас
Антон Матвеев: гитара, синт
D: барабаны

The truth is ravishingly black

Diamatregon
1973-1989
Hadjioannou: piano, drums & vocals
Canaguier: guitar & bass
Riedacker: guitar & bass

He closes his eyes and sees a spider,
She teaches how to keep secrets
Until Death Overtakes Me
Hurt
Stijn van Cauter: все инструменты
Katapygon & MC Prorok
Τέμενος Αὐτοσίδορος
Νικητας Χυετας: вокал, гитара, перевод текста
Ева Сильвариум: вокал
Денис Рылов: рецитация
Егор Заумен: Samplr, звукозапись
Нельзя дышать, и твердь кишит червями,
И ни одна звезда не говорит,
Но, видит Бог, есть музыка над нами,
Дрожит вокзал от пенья Аонид.

Φερσεφόνη, θύγατερ μεγάλου Διός, ἐλθέ, μάκαιρα,
μουνογένεια θεά, κεχαρισμένα δ' ἱερὰ δέξαι,
Πλούτωνος πολύτιμε δάμαρ, κεδνή, βιοδῶτι...

И снова, паровозными свистками
Разорванный, скрипичный воздух слит.
Огромный парк. Вокзала шар стеклянный.
Железный мир опять заворожен.

На звучный пир в элизиум туманный
Торжественно уносится вагон:
Павлиний крик и рокот фортепьянный.
Я опоздал. Мне страшно. Это — сон.

ἣ κατέχεις Ἀίδαο πύλας ὑπὸ κεύθεα γαίης,
Πραξιδίκη, ἐρατοπλόκαμε, Δηοῦς θάλος ἁγνόν,
Εὐμενίδων γενέτειρα, ὑποχθονίων βασίλεια,
ἣν Ζεὺς ἀρρήτοισι γοναῖς τεκνώσατο κούρην.

И я вхожу в стеклянный лес вокзала,
Скрипичный строй в смятеньи и слезах.
Ночного хора дикое начало
И запах роз в гниющих парниках —
Где под стеклянным небом ночевала
Родная тень в кочующих толпах...

μῆτερ ἐριβρεμέτου πολυμόρφου Εὐβουλῆος,
Ὡρῶν συμπαίκτειρα, φαεσφόρε, ἀγλαόμορφε,
σεμνή, παντοκράτειρα, κόρη καρποῖσι βρύουσα,
εὐφεγγής, κερόεσσα, μόνη θνητοῖσι ποθεινή,
εἰαρινή, λειμωνιάσιν χαίρουσα πνοῆισιν,
ἱερὸν ἐκφαίνουσα δέμας βλαστοῖς χλοοκάρποις,
ἁρπαγιμαῖα λέχη μετοπωρινὰ νυμφευθεῖσα,
ζωὴ καὶ θάνατος μούνη θνητοῖς πολυμόχθοις,
Φερσεφόνη· φέρβεις γὰρ ἀεὶ καὶ πάντα φονεύεις.

И мнится мне: весь в музыке и пене,
Железный мир так нищенски дрожит.
В стеклянные я упираюсь сени.
Горячий пар зрачки смычков слепит.
Куда же ты? На тризне милой тени
В последний раз нам музыка звучит!

персефонадочьвеликогозевсапридиблаженнаяединороднаябогинямилостивопримижертвы
многочтимаясупругаплутонаблагороднаяподательницажизникотораяснизошлавворотаада
вглубиныземлиосуществляющаянаказанияспрелестнымилоконамисвященноедитядеметры
породившаяэвменидцарицаподземныхкоторуюзевснатайномложепородилматьгромко
ревущегопредстающеговомногихформахэвбулеяподругабогиньорнесущаясветсияющая
формойсвященнаяправящаявсемдеваотягощеннаяплодамидобросветлаярогатая
единственнаявладычицасмертныхвесенняярадующаясялуговымдуновениямявляющая
священноетеловзеленыхпобегахпохищаемаяосенняяневестаединаяжизньисмертьдля
многостадальныхлюдейперсефонатывсевзращиваешьиубиваешь

(Осип Мандельштам. Концерт на вокзале // Орфический гимн Персефоне)
B-Loop
Enter The Void
Илья Васильев: гитары, синтезаторы
Vnezemie
Stasis
D: Все инструменты
Записано в 2011 году
Перезаписано и сведено в октябре 2016 специально для «Smarana I»
Поддержать нет-лейбл и проекты можно посредством пожертвований через bandcamp.